"Медные буки"

Холмс на секунду оторвался от химических опытов и внимательно осмотрел вошедшего: Вы, я вижу, недавно приехали из Индии, ищите работу и, кроме того, вам нужна квартира в Лондоне — хорошая, но недорогая. Ватсон, впервые встретившись с великим сыщиком, от изумления начал заикаться: Ваша фамилия написана у вас мелом на чемодане. На шее висит стетоскоп, значит, вы — доктор. На голове индийский тюрбан — значит, вы недавно из Индии.

Артур Конан Дойл ( )

Вперед — Если так, то в чьих же интересах раскрыть содержание этого письма? Для чего кому-то понадобилось украсть его? Если вы примете во внимание ситуацию в Европе, вам будет нетрудно. Европа представляет собой вооруженный лагерь. Существуют два союза, имеющие равную военную силу.

Особенно причудливым кажется мне дело Ройлотта. Мы с Холмсом, два Не холод заставляет меня дрожать, мистер Холмс, – тихо сказала женщина что мои страхи так неопределенны и смутны, подозрения основываются на.

Я редко слышал, чтобы он называл ее каким-либо другим именем. В его глазах она затмевала всех представительниц своего пола. Не то чтобы он испытывал к Ирэн Адлер какое-либо чувство, близкое к любви. Все чувства, и особенно любовь, были ненавистны его холодному, точному, но удивительно уравновешенному уму. По-моему, он был самой совершенной мыслящей и наблюдающей машиной, какую когда-либо видел мир; но в качестве влюбленного он оказался бы не на своем месте. Он всегда говорил о нежных чувствах не иначе, как с презрительной насмешкой, с издевкой.

Нежные чувства были в его глазах великолепным объектом для наблюдения, превосходным средством сорвать покров с человеческих побуждений и дел. Но для изощренного мыслителя допустить такое вторжение чувства в свой утонченный и великолепно налаженный внутренний мир означало бы внести туда смятение, которое свело бы на нет все завоевания его мысли.

Песчинка, попавшая в чувствительный инструмент, или трещина в одной из его могучих линз - вот что такое была бы любовь для такого человека, как Холмс. И все же для него существовала одна женщина, и этой женщиной была покойная Иран Адлер, особа весьма и весьма сомнительной репутации. За последнее время я редко виделся с Холмсом - моя женитьба отдалила нас друг от друга.

Читать онлайн"Братство страха: Роман о Майкрофте Холмсе" автора Фосетт Куинн - - Страница 2

Прежде я везде писал, что знал об этом деле только понаслышке, поскольку описываемые события произошли вскоре после моей женитьбы. Более того, я пошел еще дальше, утверждая, что после женитьбы долго не видел Холмса и встретился с ним только в марте следующего года. Однако дело, о котором пойдет речь, оказалось настолько деликатного свойства, что, уверен, мои читатели простят столь долгое молчание того, кому гораздо чаще приходилось сдерживать свое перо, чем давать ему полную свободу в погоне за сенсацией.

Тогда, буквально через несколько недель после нашей свадьбы, моя жена была вынуждена покинуть Лондон в связи с делом Таддеуша Шолто, которое в итоге оказало столь значительное влияние на наше будущее. Обнаружив, что жизнь без нее в нашем новом доме невыносима, я на восемь дней вернулся в старые комнаты на Бейкер-стрит.

на Бейнерстрит, есть квартира музей Шерлока Холмса, о нем написано множест- Не холод заставляет меня дрожать, а страх, мистер Холмс, ужас!.

Пережив уход Шерлока, обман Джима из который вовсе не гей, позор вам, мистер Великий Сыщик , и тяжёлый разрыв с мужчиной, имя которого она совсем не хотела вспоминать, Молли встретила Тома. На одном из этих дурацких ужинов у друзей, она сразу заметила его. Эти знакомые до сладкой дрожи черты лица и кудри, пусть и совсем не того цвета.

Нет, Молли не хотела иметь под рукой своего собственного карманного Шерлока Холмса. Она давно разлюбила его, без всякого права передумать. Ты хоть представляешь, каково ему будет? Непонятый гений, чёртов опальный герой! Ты психопат, Шерлок, в тебе нет ни капли сострадания! Они не задели Шерлока. Молли разлюбила Шерлока, когда заглянула в почерневшие от горя глаза Джона Ватсона. Молли нравились дурацкие галстуки Тома, резкий, неподходящий ему парфюм и даже его смешная неуклюжесть. А вовсе не его почти карикатурное сходство с Шерлоком.

Возможно, оно привлекло её лишь поначалу, давая Молли хрупкую иллюзию исполнения давней мечты.

Мистер Холмс

Почему вы не идете работать в полицию? Пусть они ко мне приходят. Да они так и делают, когда у них попадается запутанное дельце. Вы хотите сказать, что можете распутать преступление, не выходя их комнаты?

Холмс не выходил из дома и не пытался со мной связаться. Смеркается быстро, и даже если пока с ней ничего не случилось, впереди холод и страх.

Так что мне наконец-то позволено написать отчет о том деле, которое в определенном отношении можно считать вершиной карьеры моего друга. Турецкая баня — наша с Холмсом слабость. Я не раз замечал, что именно там, в приятной истоме дымной парилки, мой друг становился менее замкнутым и более человечным, нежели где бы то ни было.

На верхнем этаже бань на Нортумберленд-авеню есть укромный уголок, в котором стоят рядышком две кушетки. На них-то мы и лежали 3 сентября года, в день, с которого начинается мое повествование. Я спросил Холмса, нет ли у него сейчас какого-нибудь интересного дела. Вместо ответа он вытащил из-под простынок, в которые был запакован, худую нервную руку и извлек из внутреннего кармана висевшего рядом пальто какой-то конверт. Записка была отправлена из Карлтон-клаб вчера вечером.

Вот что я прочел: Сэр Джеймс просит сообщить, что дело, которое он желал бы обсудить с мистером Холмсом, крайне щекотливое и важное. Дэймри слывет докой по улаживанию щекотливых делишек, таких, которые не должны попадать в газеты. Возможно, вы помните его переговоры с сэром Джорджем Льюисом по вопросу о завещании Хаммерфорда. Это человек света, с природной склонностью к дипломатии, и поэтому я могу надеяться, что дело не обернется ложным следом и что ему действительно нужна наша помощь.

Журнальный зал

У нас потрясающие новости! Установите приложение на свой телефон - . Подробные условия читайте ниже. Снимите с его помощью несколько видео на одну из тем:

пребывая не в лучшем из настроений, не принялся читать мне. нравоучения по поводу . Вы, конечно, представляете, мистер Холмс, что подобное.

Неужели там не посмотрели? Вот такой помощник нам под стать! Других я не заметил. Шерлок Холмс нетерпеливо ударил себя ладонью по колену. Какие богатые возможности для серьезного научного расследования! А теперь она размыта дождем, затоптана башмаками любопытных фермеров… Ах, доктор Мортимер, доктор Мортимер!

Почему же вы меня сразу не позвали? Какой грех на вашей совести! Все видевшие его утверждали в один голос: Я опросил этих людей. Все они рассказывают о чудовищном привидении, почти слово в слово повторяя описание того пса, о котором говорится в легенде. Верьте мне, мистер Холмс:

Повести о Шерлоке Холмсе » Собака Баскервилей » Глава . Мистер Шерлок Холмс

Холмс сказал миссис Комсток: Надеюсь, скоро станет поинтереснее. Шериф Густав Бем отвечал всем требованиям. Однако миссис Комсток все еще защищала броня ее железной воли. Рунический камень показался вам обоим шансом быстро заработать двадцать тысяч долларов. Уверен, Билли Свифта тоже удастся убедить дать против вас показания.

ИМОДЖИН: Увы, сэр, не холод заставляет меня дрожать! ИМОДЖИН: Страх, мистер Холмс. Ужас! Я леди Имоджин Феррерс. Мой отец — лорд Но скажите мне, леди Имоджин: они принадлежат вашему отцу .

Глава 1 Два оборванца Когда мы обнаруживаем признаки мощного интеллекта в ком-то другом, это производит на нас такое впечатление, какое произвел на Робинзона Крузо отпечаток человеческой ноги, увиденный им на песчаном пляже его острова. Мне было пятнадцать, когда я впервые встретила Шерлока Холмса. Уткнувшись носом в книгу, я прогуливалась по Суссекским холмам и едва не сбила его с ног.

В свое оправдание могу сказать, что это была интереснейшая книга, а кроме того, было очень трудно наткнуться на кого-то, вообще встретить другого человека в этом безлюдном уголке земли в этом военном году. За семь недель, что я блуждала с книгой в руках среди овец, которые сами уходили с моего пути, и между зарослями терновника, которые я, в результате довольно болезненного опыта, научилась инстинктивно избегать, мне не доводилось ни разу налетать на человека.

Было начало апреля, стоял прохладный солнечный день. Автором книги, что я читала, был Вергилий. Я улизнула из тихого фермерского домика на рассвете, избрав довольно необычное для себя направление — на юго-восток, к морю, где и провела не один час, сражаясь с латинскими глаголами, при этом немыслимым образом преодолевая каменные преграды и огибая изгороди; я, наверное, не заметила бы и моря, если бы, споткнувшись о гальку, не ступила ногой в воду.

Именно в этот момент я почувствовала, что кроме меня во всей Вселенной все-таки есть еще кто-то, и сейчас этот кто-то, не далее чем в четырех футах от меня, кашлянул, прочищая горло. Книга выпала у меня из рук; с бьющимся сердцем, собрав все свое достоинство, я поверх очков уставилась на фигуру, сгорбившуюся у моих ног.

Шерлок Холмс и доктор Ватсон

Перед приходом молодого графа горничная затопила там камин и, так как камин дымил, открыла окно. После тщательного расследования всех обстоятельств дело оказалось еще более загадочным. Прежде всего непонятно было, зачем молодой человек заперся изнутри. Итак, видимо, дверь запер сам Рональд Адэр. Зато окно было совершенно неприступно:

Смерть и страдание вышли на первое место ясный и холодны надо было проявить особую заботу об этом пациенте, и я Это, полагаю, правда, что мистер Армитадж не пользуется уважением своих соседей. Сами мысли о юноше, казалось, вселяли страх в мистера Армитаджа, и я.

Не то чтобы у меня не было материалов. Напротив, я храню записи о сотнях случаев, никогда еще не упоминавшихся мною. Точно так же нельзя сказать, чтобы у читателей пропал интерес к своеобразной личности и необычным приемам работы этого замечательного человека. Настоящая причина заключалась лишь в том, что Шерлок Холмс ни за что не хотел, чтобы в печати продолжали появляться рассказы о его приключениях.

Пока он не отошел от дел, отчеты о его успехах представляли для него практический интерес; когда же он окончательно покинул Лондон и посвятил себя изучению и разведению пчел на холмах Суссекса, известность стала ему ненавистна, и он настоятельно потребовал, чтобы его оставили в покое. Если некоторые детали моего рассказа и покажутся туманными, читатели легко поймут, что для моей сдержанности есть достаточно веская причина.

Однажды осенью, во вторник утром год и даже десятилетие не могут быть указаны , в нашей скромной квартире на Бейкер-стрит появились два человека, пользующиеся европейской известностью. Один из них, строгий, надменный, с орлиным профилем и властным взглядом, был не кто иной, как знаменитый лорд Беллинджер, дважды занимавший пост премьер-министра Великобритании. Второй, элегантный брюнет с правильными чертами лица, еще не достигший среднего возраста и одаренный не только красотой, но и тонким умом, был Трелони Хоуп, пэр Англии и министр по европейским делам, самый многообещающий государственный деятель нашей страны.

Посетители сели рядом на заваленный бумагами диван. По взволнованным и утомленным лицам легко было догадаться, что их привело сюда спешное и чрезвычайно важное дело. Худые, с просвечивающими венами руки премьера судорожно сжимали костяную ручку зонтика. Он мрачно и настороженно смотрел то на Холмса, то на меня.

Mr Holmes 2015 Отрывок 2